Плоская Земля

На бескрайних просторах всемирной сети порой можно наткнуться на совершенно удивительные вещи. Оказывается, есть некое общество сторонников Теории плоской Земли. Эта теория утверждает, что наша планета — не сфера, как считает официальная наука, а диск. В отличие от наших древних предков, которые просто постулировали, что Земля — плоская, современные апологеты этой модели стараются подкрепить свои убеждения, объясняя имеющиеся факты с точки зрения своей теории. Вот тут у них есть FAQ на эту тему:

http://www.theflatearthsociety.org/home/index.php/faq

Там они как бы «дают объяснения» таким явлениям, как смена времени суток, смена времён года, гравитация, фотографии круглой Земли из космоса, вообще полёты в космос, которые, вроде бы, основаны на предположении, что Земля — шарообразная. В частности утверждается, что Земля имеет форму диска, в центре которого расположено то, что мы называем Северным полюсом, а по краям — ледяные горы, которые мы считаем Антарктидой, и которые удерживают океан на Земле, не давая ему вылиться наружу. Кстати, то, что находится за этими горами, представляет огромный интерес для сторонников Теории. Утверждается, что никто никогда там не был (а если и был, то не вернулся).

Далее. Солнце, Луна, планеты и звёзды — просто источники света, летающие над Землёй. Солнце летает на высоте нескольких тысяч километров по кругу с центром над Северным полюсом. Смена времени суток объясняется тем, что Солнце освещает только область, находящуюся под ним. В это время в других областях диска — ночь. Смена времён года является результатом того, что радиус окружности, по которой летает Солнце, периодически меняется, что приводит к тому, что Солнце летает то ближе к центру диска, то дальше от него, создавая лето то в одной части Земли, то в другой. По поводу гравитации мнения расходятся. Наиболее распространённое объяснение заключается в том, что земной диск постоянно движется вверх с ускорением. Что и создаёт силу, притягивающую предметы к Земле. А не прекращается это ускорение потому, что скорость Земли вечно приближается к скорости света, но никогда её не достигает. Фотографии Земли из космоса — фальшивка. Так же как и свидетельства космонавтов. Утверждается, что фотографии в современном мире — слишком ненадёжный источник информации, так как очень легко поддаются модификации (вот с этим, кстати, я полностью согласен; фотографиям уже давно верить нельзя; да и видео уже на грани). Космонавты либо лгут, либо сами находятся в неведении. А ложь эта началась в борьбе за престиж во время космической гонки между СССР и США, но с тех пор сменила мотивацию и теперь поддерживается ради банальной выгоды — так как на исследования космического пространства выделяются огромные деньги, часть которых уходит на фальсификацию полётов в космос, а другая часть — кладётся в карман.

У них есть даже специальный термин для атмосферы! Не «атмосфера» (atmosphere), а «атмоплоскость» (atmoplane). Потому что она же в случае плоской Земли имеет форму плоскости, а не сферы. 🙂 А также, полусферы Земли (semisphere) называются «полуплоскости» (semiplane).

Правда, я нигде не смог найти объяснения того, почему два самолёта, вылетевшие из одной точки в противоположных направлениях, в конце концов встретятся. Но я уверен, у сторонников Теории плоской Земли найдётся объяснение и этому «феномену».  😆

В общем, это просто какая-то фантасмагория. И, казалось бы, можно плюнуть и забыть. Но мне кажется, во всём этом есть некая польза для пытливого ума. Наличие этой (псевдо)теории позволяет критически взглянуть на вещи. Мы, действительно, многое воспринимаем на веру. И иногда бывает очень полезно задаться вопросом: а почему это не может быть не так, как описано в школьных учебниках? Не зря Рене Декарт говорил: «Всё подвергай сомнению!». Такие теории, а также попытки объяснить факты, не выходя за их рамки, — хороший мысленный эксперимент и разминка для мозгов. Пусть ты не опровергнешь какой-нибудь научный канон и не получишь за это нобелевку, но, возможно, станешь сам лучше понимать устройство мира. Да и кто знает, может кто-нибудь когда-нибудь действительно сможет развенчать какую-нибудь «незыблемую истину». Ведь так уже бывало в истории человечества не раз. Та же плоскость Земли не подвергалась никакому сомнению какие-нибудь две с половиной тысячи лет назад…

1+

Облако сигаретного дыма…

Знаете, в художественных фильмах иногда используют такой приём. Сначала фильм идёт как обычно, как любой другой фильм. Мы находимся в центре сюжета, видим всё как бы изнутри. Если фильм интересный, то мы полностью погружаемся в наблюдение за происходящим на экране, в какие-то моменты даже полностью забывая о реальности, отключаясь от неё, начиная ассоциировать себя с героями. А потом вдруг угол съёмки меняется, камера отъезжает, и мы понимаем, что то, что мы до этого видели, — это изображение на ещё одном экране. На экране, который в фильме. И что настоящий герой фильма — тот, кто смотрит на этот экран. А не те, чьи изображения видны на нём. Они — лишь видеозапись. А он — настоящий.

У вас никогда не возникает такое ощущение… в жизни? Мы живём, полностью погружаясь в этот полный хитросплетений сюжет под названием «жизнь». Но иногда как будто какая-то пелена спадает с глаз. Возникает ощущение, что «камера» отодвигается, и ты начинаешь видеть «экран», на котором всё происходит. Начинаешь смотреть на происходящее как будто со стороны. Даже на самого себя. Вообще, тебя становится двое. Один — «обычный», который на «экране»; и второй — тот, который смотрит на экран снаружи и видит себя первого.

В такие моменты мне кажется, что слова некоторых песен Pink Floyd начинают приобретать смысл.

Set the controls for the heart of the Sun
Over the mountain watching the watcher

К сердцу Солнца лети,
Что над горой наблюдает за наблюдателем

Чувство это довольно мимолётное. Вообще, с уверенностью могу сказать, что отчётливо оно у меня возникало лишь однажды. При этом, мне помогает музыка. Совершенно определённая музыка, чаще всего из жанра «электроника» или New age. Слушаешь её в наушниках, находясь на улице, и вдруг всё становится как будто на экране. Происходящее вокруг начинает восприниматься одновременно как что-то совершенно неважное и мимолётное, и в то же время как нечто, лежащее чуть ли не в основе вещей. Курящий человек затянулся и выпустил клуб дыма… Казалось бы, что может быть малозначительнее. Он каждый день таких клубов выпускает сотню или даже несколько сотен. Но в то же время возникает ощущение какой-то огромной значимости даже этого маленького эпизода в истории этого мира. Как будто этот человек, его привычка курить, его сигарета и это облако дыма — всё это было кем-то задумано и предопределено миллиарды и миллиарды лет назад и случилось именно там, именно тогда и именно так, а не иначе — не случайно, а потому, что этому суждено было случиться, и по-другому произойти не могло…

0

Монополия

Вчера играли с друзьями в эту замечательную игру, Monopoly («Монополия»). Это не могло не навеять ностальгические воспоминания о её российском аналоге, который назывался «Менеджер» и в который я играл в далёком-далёком прошлом, лет двадцать пять назад. Вот нашёл в контакте поле для «Менеджера»:

В плане социализации, «Монополия» — это просто бесценно! Так весело как вчера, мне не было уже очень давно.  😆 Я просто физически устал смеяться. Впрочем, не исключено, что дело тут не только, или даже не столько, в «Монополии», сколько в хорошей компании, подогретой правильными напитками.  🙂

Вообще, при игре в «Монополию» вчера меня посетили примерно те же мысли, касающиеся стратегии игры, что и четверть века назад при игре в «Менеджер» (столько лет прошло, а «ума не прибавилось»). Вполне возможно, что я не постиг глубинную суть игры, но мне кажется, что она не очень-то и глубока. Дело в том, что ключ к успеху в ней кроется в возможности скупить определённые клетки и выстроить на них недвижимость. После чего, каждый, попадающий на эти клетки, очень быстро и эффективно делится с владельцем клеток деньгами. Клетки либо достаются случайным образом — когда попадаешь на них первым в ходе игры, либо можно договариваться с другими игроками о покупке или обмене нужных клеток. Шанс получить все нужные клетки случайным образом не велик. Поэтому, как правило, игроки торгуются между собой. И вот в этой торговле я как-то не вижу особого смысла. Потому что тот, кто первым получает нужные клетки и начинает собирать с попадающих на них огромную дань, уже одной ногой держит корону победителя почти выиграл. Поэтому какой смысл другим игрокам продавать ему нужные ему клетки? Это, может, имело бы смысл делать за очень большие деньги (тогда даже имея нужные клетки и собирая дань было бы непросто выбить из игры богачей), но таких денег просто ни у кого из играющих нет, потому что их изначально раздаётся мало.

Меняться клетками, возможно, имеет чуть больше смысла, так как в этом случае оба игрока получают то, что им нужно, и начинают собирать дань. Но тут вмешивается теория вероятности. Одни клетки приносят больше денег, чем другие (по правилам). А поскольку вероятность попасть на каждую клетку примерно одинаковая (есть некоторые моменты, которые делают её не совсем одинаковой), то, как правило, выигрывать будет тот, у кого просто более прибыльные клетки.

В общем, для меня ценность этой игры, скорее, не в её глубине и изощрённости возможных стратегий, а в том, что она позволяет людям очень активно и не скучно вместе проводить время. Впрочем, опять же, может я что-то упускаю. Надо ещё попрактиковаться, чтобы всё понять. 🙂

0

Детство, детство, ты куда ушло…

В выходные катались с коллегами на лыжах с одной из гор (Mount Sunapee, высота главного пика 831 метр) в штате Нью-Гэмпшир. Там довольно большой горнолыжный курорт, поэтому между разными горками курсирует шаттл. Это просто такой небольшой грузовичок, в кузове которого и перевозят лыжников вместе со всеми их причиндалами, чтобы им не приходилось шагать в лыжных ботинках сотню-другую метров. Дабы пассажиры не выпадали на кочках, в кузове установлены многочисленные поручни. Они металлические, но почти везде покрыты поролоном или закручены изолентой. Но кое-где есть места, на которых всё таки виден ничем не прикрытый металл. Ну и вот порадовала эта предупредительная табличка, висящая около кабины. Она гласит: «Внимание! Не касайтесь поручней языком!».  😆 Прямо как-то навеялись воспоминания о детстве в России, почему-то. 🙂

0

Великая стена

Вчера посмотрел фильм «The Great Wall» («Великая стена», 2016). Фильм как бы про Великую китайскую стену, но, на самом деле, он совершенно не исторический; история там ограничивается собственно названием фильма, совпадающим с названием реально существующего исторического объекта. В остальном фильм вовсе даже фантастический. Точнее, наверное, фэнтезийный. Впрочем, и от фэнтези там — только некие мифические чудовища, которые с фэнтезийным каноном никак не связаны. И даже в чём-то напоминают настоящую фантастику. Например, социальная организация у чудовищ — как у колоний муравьёв, то есть у них есть «королева» или «матка». Что похоже на чужих из фильма «Чужие». При этом фильм наполнен китайским символизмом (костюмы, оружие), а по сюжету отчасти напоминает приключения Индианы Джонса. В общем, какая-то ядерная смесь жанров, но получилось при этом довольно неплохо. Вообще, китайцы научились снимать очень класные фильмы. Я как-то очень впечатлился их фильмом «Mojin: The Lost Legend» (такое впечатление, что в российском прокате его не было; да и в Америке он шёл на китайском языке с английскими субтитрами): приключенческий фильм с стиле Индианы Джонса с толикой сюрреализма и классными спецэффектами, достойными любого голливудского блокбастера. Впрочем, «Великая стена» — не чисто китайский фильм, а китайско-американский, и очень заметной частью своей популярности он обязан, я считаю, присутствию в качестве исполнителя главной роли знаменитого «марсианина» Мэта Деймона. Европеоидные черты лица которого, как и нескольких других актёров, создатели фильма сумели вполне органично вписать в сюжет, который разворачивается совсем не в Европе, а вовсе в Китае.

0

VR-клубы в Питере

Скачкообразное развитие технологий виртуальной реальности, произошедшее в прошлом году с выходом сразу нескольких VR-устройств, породило новое явление: VR-клубы. Как минимум, они замечены в Санкт-Петербурге (узнал о них благодаря вконтакту). Вот, например, фото одного из клубов, рядом с метро «Обводный канал».

Насколько можно судить по фоткам, в этом клубе используется HTC Vive. Интересно, кстати, не возникает ли интерференция между источниками инфракрасного излучения (небольшие прямоугольные штуки, закреплённые на потолке) от разных «инсталляций» (в этой комнате таких инсталляций четыре). Впрочем, если клуб работает, значит интерференция не возникает.

Вообще, это навевает ассоциацию с… видеосалонами конца восьмидесятых. Та же самая бизнес-модель. Появляется технология, весьма привлекательная со многих точек зрения и интересная многим, но слишком дорогая, чтобы стать широко используемой и войти в каждый дом. Поэтому появляются места, в которых эту технологию можно использовать коллективно, разделяя ресурс по времени. Как только цена на VR значительно снизится, эти клубы исчезнут сами собой. Впрочем, мне кажется, это не произойдёт раньше чем три-пять лет.

Интересно, кстати, что в Бостоне подобное явление — VR-клубы — вроде бы, отсутствует. По крайней мере, экспресс-гуглинг этого не выявил. Есть что-то отдалённо похожее — VR meetups. Но разве что очень отдалённо. Это встречи людей, интересующихся технологиями виртуальной реальности, проходящие раз в месяц, на которых участники не столько во что-то играют (хотя, наверняка, и не без этого), сколько обсуждают новости VR, вопросы разработки под VR, идеи новых приложений и т.п.

Интересно, а были ли в США видеосалоны?.. 🙄

0

Дилемма программиста из глубинки

Прочитал на Хабрахабре интересную статью под названием «Каково это — быть разработчиком в России, когда тебе сорок». В ней речь о карьере одного программиста, моего ровесника, который, также как я, начинал с программирования на Бейсике и ассемблере на восьмибитном компьютере. Правда, для меня это был ZX Spectrum, а для него — «Микроша», советский восьмибитный компьютер на отечественной элементной базе. Но «Микрошу» я тоже помню — он был у моего троюродного брата, и я в конце восьмидесятых ездил через полгорода к нему специально для того, чтобы поиграть на «Микроше». 🙂

В отличие от меня, автор пытался и пытается строить карьеру в российской глубинке (конкретный город в статье, вроде, не называется). И результат, к сожалению, печальный. Автор, человек явно очень творческий, энергичный, интеллектуальный и открытый новому, долго пытался найти применение своим талантам в своём городе, но заканчивается всё беспросветным погружением в бюрократические джунгли российских государственных предприятий. Статья завершается эпической фоткой, иллюстрирующей то, чем вынужден теперь заниматься амбициозный в прошлом программист: перешнуровыванием каких-то производственных журналов из-за того, что они оказались прошнурованными через две дырки, а «по правилам» должны быть прошнурованы через три! Вот тебе, бабка, и Юрьев день! То есть, вот тебе и роботостроение, искусственный интеллект, большие данные, облака и прочие высокие технологии. Три дырки должно быть, а не две! И всё это, насколько я понимаю, за более чем скромные деньги. 🙁

Хотя, с другой стороны, результат, мне кажется, закономерный. И, возможно, даже не только для России. Я не уверен, что и в США, в каком-нибудь захолустном Арканзасе или Небраске программисту реально найти престижную, высокооплачиваемую работу. Высокие технологии естественным образом тяготеют к центрам цивилизации, к большим городам. И даже среди больших городов не все города равны в этом плане. Скажем, в США центр технического прогресса находится, как известно, в Кремниевой долине в Калифорнии. В других городах всё не настолько прогрессивно, как там. Хотя вот Бостон, кстати, наверное, исключение. Чего стоит Boston Dynamics, который, пожалуй, дальше всех во всём мире шагнул в области роботостроения.

Мне показалось, что автор размышляет о превратностях жизни разработчика в сфере ИТ, при этом по факту таковым не являясь. А являясь явно кем-то из руководящего звена (начальник отдела?). Как бы, никто не мешает сказать — я программист и буду только программировать и ничего сверх того. Другое дело, что зарплата, и без того невысокая, скорее всего снизится в этом случае до уровня «ниже плинтуса». Но зато останешься программистом. А за деньгами надо ехать в Москвопитер или за границу.

Вообще, у автора был выбор, и он сделал его, что и определило его дальнейшую судьбу. В какой-то период он переехал в Москву и работал там на вполне высокооплачиваемой, интересной и передовой работе. Но потом вернулся обратно на малую родину. Вот это и был ключевой момент. Малая родина — это, безусловно, здорово. С ней обычно связаны самые лучшие годы жизни человека. Но она такая какая есть. Если глобальные экономические тренды отводят ей роль захолустья, то можно хоть из кожи вон вылезти, но вряд ли что-то удастся в этом поменять. Если, конечно, ты не Пётр Первый и сам не создаёшь экономические тренды. Между родным городом и высокооплачиваемыми высокими технологиями автор сделал выбор (вполне мне понятный) в пользу своего города, поэтому надо принять его таким, какой он есть. И, возможно, пытаться найти себя в чём-то другом, раз в области ИТ так всё глухо в его краях. Как-то так.

0

3D-принтер на улицах Бостона

Шёл на днях на обед и наткнулся в центре Бостона на… будку с 3D-принтером, что-то печатающим прямо на глазах у изумлённого меня. Под катом более крупные фотки процесса, а также раскрытие тайны того, что же именно принтер так трудолюбиво печатает. Читать далее «3D-принтер на улицах Бостона»

0

Быстрый пудинг

На неделе побывал с друзьями и коллегами на спектакле труппы Hasty Pudding Theatricals. Название можно буквально перевести как «быстрый пудинг». Ежегодно они ставят новый спектакль и весной дают его в нескольких городах. В частности, в этом году спектакли проходят в Бостоне, Нью-Йорке и… Гамитльтоне (столица Бермудских островов). Однако, это не обычная труппа. Её необычность в том, что, во-первых, она вся, включая актёров, музыкантов оркестра и обслуживающий персонал (костюмеры и т.д.), состоит из студентов Гарвардского университета в Бостоне. Во-вторых, все роли в спектаклях исполняют студенты мужского пола. Как ни странно, это давняя традиция. Цифра «169» на фотографии выше означает сто шестьдесят девятый театральный сезон, в котором участвует Hasty Pudding. Спектакли ставятся, начиная с 1844 года. С перерывами только на Мировые войны.

Спектакли, которые они ставят, совершенно несерьёзные. В том смысле, что юмористические. Тот факт, что мужчины играют вообще все роли, включая девочек, тётенек и бабушек, веселья только добавляет: всё происходящее на сцене выглядит очень гротескно. Сам спектакль похож на мюзикл: примерно половину времени герои поют и танцуют, вторую половину — говорят. Судя по тому, что зал смеялся почти не останавливаясь, шуток в сценарии было завались. Я, по своей традиции, понял лишь часть (мне кажется, процентов тридцать). Но те, что понял, показались действительно смешными. Действие происходит где-то на Диком Западе, в одном из небольших городков, в котором предприимчивый делец Аль Кальзоне решает открыть казино.

В общем, опыт интересный. Теперь я хочу походить на какие-нибудь более традиционные (менее юмористические и совсем не музыкальные) американские спектакли, а также познакомиться с американским стендапом (в Бостоне есть прекрасный стендапный клуб Laugh Boston, в котором я, к сожалению, ещё ни разу не был).

0