«Ненавистная башня из листового металла»

Чуть меньше чем через год Эйфелевой башне исполнится 130 лет. Ни для кого, наверное, не секрет, что во времена строительства башни она вызывала противоречивые чувства у парижской публики. Французский писатель Ги де Мопассан писал, что обедает только в ресторане на Эйфелевой башне, ибо «это единственное место, откуда не видно этого чудовищного сооружения».

Когда проект мостостроителя Густава Эйфеля был выбран для сооружения к Всемирной выставке 1889 года в Париже, это вызвало неиллюзорные бурления среди французской общественности. Ряд выдающихся архитекторов и прочих деятелей искусства в количестве трёхсот человек написали официальное обращение в комиссию по организации выставки с просьбой не допустить возведения этого безобразия.

«Мы, писатели, художники, скульпторы, архитекторы и все преданные поклонники нетронутой до настоящего момента красоты Парижа протестуем всем сердцем против возведения … этой бесполезной и монстроидальной Эйфелевой башни. Только представьте себе эту вызывающую головокружение, смехотворную конструкцию, доминирующую над Парижем как гигантская чёрная заводская труба, раздавливающая своей монструозностью Нотр-Дам, башню Сен-Жак, Лувр, Дом инвалидов и Триумфальную арку. Все наши прекрасные памятники архитектуры исчезнут как в кошмарном сне. В течение двадцати лет уродливой кляксой будет лежать на наших улицах ненавистная тень ненавистной колонны из скреплённого заклёпками листового металла.»

Тут надо сделать паузу и попытаться проникнуться настроением писавших это письмо. Потрясающе. Просто потрясающе. Насколько эти триста человек, среди которых, я уверен, были весьма талантливые творческие люди, не смогли предвидеть будущее. Как эпично они ошиблись, не сумев увидеть в ненавистной им башне будущий символ Парижа и Франции и неотъемлемую часть, возможно, самого романтического места в мире.

Нам всем в этом урок. И лично мне. Я не раз замечал за собой как порой мозг невольно, но очень отчаянно сопротивляется чему-то новому.

Совершенно естественным образом вспоминаются жаркие словесные баталии по поводу небоскрёба «Лахта-центр» (который дважды переименовывался, будучи сначала «Газпром-сити», потом «Охта-центром»), разворачивавшиеся лет десять-двенадцать назад среди петербургской публики. В том числе в моём блоге. Сколько было вылито грязи по поводу этого проекта — уму непостижимо. А теперь вот какая красота. Хотя небоскрёб ещё и не достроен на сто процентов.

Про Эйфелеву башню — по мотивам этой заметки:

http://www.jonjorgensonblog.com/blog/the-useless-and-monstrous-eiffel-tower

Фото — из гугла.

1+

Звездопад

В последние недели наблюдается какой-то просто звездопад, в котором многие известные и — до начала звездопада — уважаемые широкой публикой люди становятся фигурантами громких скандалов, связанных с обвинениями их в домогательствах на сексуальной почве в прошлом. В этом не было бы ничего, достойного обсуждения, если бы в этих скандалах не были задействованы действительно известные почти каждому личности. Вот, например, некоторые имена, упоминающиеся в сводной статье на эту тему на РБК: актёры Кевин Спейси, Бен Аффлек, Дастин Хофман, Чарли шин, бывший президент США Буш старший, певица Мэрайя Кэри, юморист Луи Си Кей. В статье не упомянут Стивен Сигал, но его имя я тоже встречал недавно в новостях на похожую тему. Это действительно настоящий звездопад! Профессиональная деятельность многих из этих людей вызывала и вызывает у меня уважение. Дастин Хофман вспоминается мне, например, ролью в «Человеке дождя», где он здорово сыграл в дуэте с Томом Крузом. Кевин Спейси запомнился ролью в великолепном «K-PAX».

Причём если для одних «фигурантов» неприятности ограничиваются кратковременным чёрным пиаром, который вскоре без следа исчезнет из забывчивого общественного сознания, то, думаю, не будет преувеличением сказать, что другие в результате этих скандалов оказались уничтожены как минимум профессионально. Кевин Спейси, например, с которым разорвали все контракты на съёмки. Это естественным образом может привести к финансовым сложностям у актёра, а там недалеко и до уничтожения его не только как актёра, но и как человека, если он, не справившись со свалившимся на него позором и всеобщим порицанием, подкреплёнными проблеммами с деньгами, скажем, наложит на себя руки.

Конечно, разбираться надо в каждом случае индивидуально, но в целом я хочу сказать следующее по этому поводу. Во-первых, многие из этих обвинений строятся на событиях, которые предположительно происходили не вчера. А пять-десять-двадцать, а в некоторых случаях (Спейси) и тридцать лет назад. Многие из людей, упомянутых выше, могут сами быть жертвами обстоятельств. А именно, меняющихся норм морали в обществе. Мораль меняется со временем — это нормально. То, что тридцать лет в глазах общественности было допустимым, может стать совершенно неприемлемым спустя годы. Это вполне касается сексизма, в отношении которого имеется очевидная тенденция на снижение терпимости к нему. Мне кажется несколько странным применять нравственные нормы прошлого к настоящему. Как говорят программисты, прошлое и настоящее в данном случае не имеют обратной совместимости. Ну или, как говорят юристы, закон обратной силы не имеет. Только в данном случае речь идёт не о юридическом, а о нравственном законе.

Во-вторых, в большинстве случаев у человека есть выбор. И некоторые делают сознательный выбор поступиться какими-то из своих моральных устоев ради достижения конкретных карьерных целей. Я к тому, что если какая-нибудь актриса согласилась переспать с каким-нибудь продюсером, потому что иначе её карьера в Голливуде окончилась бы, то моральный облик обоих участвующих вызывает у меня сомнения. И опять же, слышать теперь обвинения от таких актрис несколько странно.

Но повторюсь, в каждом случае надо разбираться индивидуально. Я лишь хотел лишний раз отметить, что мир не чёрно-белый и возможны, как говорится, нюансы. Вот, кстати, хорошая фраза для нового тэга — «мир не чёрно-белый». Эта мысль мне близка, и, наверняка, это не последний пост с таким тэгом.

4+

Пользователи, которым понравился этот пост:

  • Alex