Сценка из жизни бостончан

Америка, как известно, — страна, в которой право на частную собственностью возведено в разряд культа. И некоторые американцы так прониклись этим достижением демократии, что иногда это выглядит даже комично. На днях наблюдал из окна своего жилища забавную картину.

Напротив моего окна видна парковка, разлинованная на три парковочных места (см.фото). И вот я сижу дома и вдруг слышу какие-то возмущённые возгласы с улицы. Выглядываю и вижу такую картину: на средней и левой полосах стоят по машине, вокруг ходит некий мужик и на всю округу активно чем-то возмущается. Причём одному ему возмущаться скучно, поэтому он вовлекает в этот процесс соседей и вообще всех, кто оказался поблизости, апеллируя к ним, пытаясь убедить разделить с ним его праведный гнев. Чуть даже не вовлёк меня, увидев, что я наблюдаю из окна. 🙂 Послушав некоторое время его громогласные претензии, я понял суть проблемы. Он платит за парковочное место в средней полосе $400 в месяц. Когда он приехал домой (десять минут назад), он обнаружил на своём, с таким трудом завоёванном месте, какую-то левую машину без водителя внутри. Поэтому он припарковался там, где было место (в левой полосе) и начал процесс возмущения. Возмущался он минут десять-пятнадцать, фотографируя номер нарушителя, сигналя бибикалкой своей машины, стучя по колёсам чужой машины и порываясь звонить в эвакуаторную службу. Но тут появился хозяин автомобиля-нарушителя. Им оказалась девушка с собакой.

Поняв претензии парковковладельца, девушка извинилась. Тот, тем не менее, не успокаивался, распаляя себя всё больше и больше. Пока девушка грузилась вместе с собакой и какими-то вещами в автомобиль, она всё время извинялась, а под конец даже, вроде, заплакала. В конце концов она дала волю эмоциям, послала мужика на три буквы, на что тот назвал её собакой женского пола, сказал, что сфотографировал её номер и тоже послал её на три буквы. После того, как собака с девушкой уехали, мужик запарковался на своё место посередине, справедливость восторжествовала и наступил покой и тишина. Что и запечатлено на фото выше. 🙂

Я тут ничью сторону не занимаю. Полагаю, что если бы я платил четыреста баксов за парковку, меня бы тоже очень напрягало если бы кто-то пытался парковаться на моём месте. Но просто выглядело это очень уж комично. Особенно мне понравился эпичный финал с взаимным посыланием. 😆

P.S. Кстати, вот конкретно про эту парковку на три места, у меня есть интересное наблюдение. Зимы в Бостоне порой бывают очень снежные. Иногда наваливает выше человеческого роста. Так вот, эту парковку некий мужик — возможно даже, именно тот, который возмущался — расчищает от снега независимо от погодных условий! Будь то снегопад, метель, да хоть ураган — как только осадки немного утихнут, он выходит и расчищает парковку. Причём, я наблюдал как он это делает и поздно ночью — за полночь, и очень рано утром. Такое впечатление, что перед ним стоит задача обеспечить чистую парковку двадцать четыре часа в сутки, независимо от погодных условий. Больше нигде такого не видел. Парковки у соседних домов могут не расчищаться по несколько дней во время непогоды. И уж во всяком случае, их никто не чистит, пока не закончатся осадки. Но вот эта парковка расчищается с просто фанатической настойчивостью. Первые два этажа в этом доме занимает салон красоты, остальное — жильё. Казалось бы…

5+

Пользователи, которым понравился этот пост:

  • Frukt

Сокращение — маленькая смерть

Пока я прохлаждался в отпуске в России, на работе в Бостоне происходили драматические события: прошло масштабное сокращение. Каким-то чудом я уцелел. Сократили сорок человек — примерно треть бостонского офиса компании.

Это не первый раз когда в компании, в которой я работаю, проходит большое сокращение штатов. Похожая ситуация была у меня в 2002 году в Атланте, но только с маленьким отличием: в тот раз я оказался в числе сокращённых. И вот спустя пятнадцать лет мне представился случай ощутить, каково это — быть с другой стороны баррикад. 🙂 Ну что могу сказать, это спокойнее. Не надо панически думать о завтрашнем дне (что, правда, не отменяет дум о послезавтрашнем). Среди прочих сократили моего прямого начальника (engineering manager), который являлся своеобразным «защитным экраном», избавлявшим меня от необходимости взаимодействовать с «внешним миром», то есть с другими командами в нашей компании. Теперь приходится это делать. Что с одной стороны хорошо — больше общения, но с другой создаёт больше хлопот; и общение, в общем-то, исключительно по работе.

Я назвал пост «сокращение — это маленькая смерть» потому что у меня действительно есть такое ощущение. В Америке увольняют внезапно, без какого бы то ни было предупреждения: приходишь на работу и не можешь разлочить комп, так как пароль уже изменён. Остаётся только собрать личные вещи и под присмотром сотрудника отдела кадров (HR) покинуть территорию предприятия. И если между увольняемым и оставшимися не сложились за время работы дружеские (а не только профессиональные) отношения, то скорее всего они друг с другом больше не увидятся. И вот тогда возникает ощущение, что человек внезапно умер. Ещё вчера он был в офисе, ты с ним общался; может, вместе пили чай… И в рабочей электронной почте даже остались какие-то письма от него, требущие ответа. Но самого человека на работе сегодня уже нет, и всё, что он делал, осталось в подвешенном состоянии, и с этим придётся кому-то разбираться, пытаясь как-то завершить начатое ушедшим уволенным.

Слава богу, это всего лишь сравнение. Все люди живы. Я написал в фейсбуке двум уволенным сотрудникам, с которым тесно взаимодействовал по работе, попрощался, пожелал им удачи. Ведь я последний раз видел их перед отпуском. Ну а нам, «выжившим», теперь придётся дальше бороться за место под солнцем в нашей компании.

4+

Пустота

It’s weird how gradually I’ve become invisible.

Pet Shop Boys

Я когда-то очень давно хотел прочитать книгу «Эгоистичный ген» («The Selfish Gene»). И даже купил (или скачал?) её в электронном виде. Но спустя много лет так до неё и не добрался. Тем не менее, я представляю, о чём в ней речь. Главная идея книги, насколько я понимаю, заключается в том, что человек — это совсем не венец творения. А лишь пешка в большой игре. В борьбе генов за выживание.

Вот я не могу достаточно ярко выразить, насколько я с этим согласен. Это удивительная истина, к осознанию которой приходишь только с возрастом. В детстве, юности, молодости мы не видим этой большой картины. Нам кажется, что в существовании человека заложен какой-то глубинный смысл. Что всё это неспроста. Не, на самом деле, на каком-то ментально-философском уровне, я думаю, так и есть. Но на физиологическом уровне человек ни фига не венец творения. Он, а точнее, человечество во всей свой массе, или даже вся биосфера нашей планеты, — лишь поле боля. А реальные участники сражения — гены. Которые, используя живые существа как носители, «выясняют», кто из них более «крут», более приспособлен к существованию в условиях нашей планеты, и бесконечно улучшают себя, чтобы приспособиться ещё лучше. И борьба эта жестокая и бескомпромиссная. Как говорится, не на жизнь, а на смерть. В буквальном смысле.

Почему я об этом заговорил? Потому что это оказывает прямое воздействие на человеческую жизнь. Если рассматривать отношения человека и окружающего его мира, то миру от человека нужна вполне конкретная вещь: его гены. Его молодые, качественные, здоровые гены. Новые солдаты для участия в эпической битве генов. Такие гены бывают в молодости. Поэтому в молодости ты всем интересен — ты интересен миру! Тобой, естественно, интересуется противоположный пол; у тебя масса друзей; тебя ждут на перспективной работе. Но с возрастом гены начинают становиться менее качественными. И мир — удивительным образом — начинает терять к тебе интерес. Медленно, но верно. Во всех его проявлениях. И чем дальше, тем больше ты становишься ему неинтересен. И если ты не удосужился до начала этого процесса озаботиться заведением потомства — которому ты сначала нужен как защита и опора в жестоком мире, а потом оно уже просто к тебе привыкло, — то со временем вокруг тебя начинает сгущаться вакуум. Молодые девушки (или парни — у кого как) на тебя, естественно, уже не смотрят. Друзья, с которыми раньше тусовался во многом потому, что вместе легче знакомиться с противоположным полом, давно обзавелись семьями и дали миру то, что он от них хочет, — новых солдат-генов. И ты абсолютно выпал из сферы интересов таких семейных друзей. Тобой ещё может интересоваться работа, благодаря накопленному за долгие годы опыту. Но и тут недолго «перезреть». С определённого момента опыт уже не может перевесить утерянные тобой гибкость и скорость ума, которых хоть отбавляй у молодого поколения.

Ты оказываешься в каком-то вакуумном пузыре. Ты живёшь, но миру ты совершенно неинтересен. И он просто терпит тебя и терпеливо ждёт закономерного конца. Хотя даже его он не ждёт. Ему совершенно всё равно, когда этот конец настанет. Этого почти никто не заметит.

Этого всего не было бы, если бы человек являлся для мира конечной ценностью, а не полигоном для своих генных войн. Человечество — уже в который раз! — обломилось, обнаружив, что не является пупом земли.

3+

Пользователи, которым понравился этот пост:

  • Frukt
  • Alex

Гном и семь белоснежек

Сегодня на работе, в клубе любителей книг, прошло обсуждение книги «Американские боги». Присутствовало восемь человек, и поначалу я был несколько обескуражен тем, что оказался единственным представителем мужского пола. 🙂 Для меня это удивительно, потому что я знаю, что не только женщины любят читать. А чесать языками, обсуждая какую-нибудь интересную, неоднозначную тему, мужики тоже обожают будь здоров. Но вот тем не менее, факт остаётся фактом. Гном и семь белоснежек. 😆 Ещё интересно, что почти все «белоснежки» — из отдела пользовательской поддержки. Хотя у нас в компании есть масса других отделов: бухгалтерия, инженеры, бизнес-аналитики, айтишники… Интересно, почему только люди, контактирующие с пользователями, заинтересовались обсуждением книг?..

Вообще, я крайне доволен тем, что вступил в этот клуб. Он оказывает очень благотворное влияние на меня как такового. А именно, я стал: больше читать, быстрее читать, улучшать свой английский, больше общаться с людьми, анализировать прочитанное, меньше смотреть телевизор! По-моему, это просто прекрасно.  😛

Обсуждать книги ещё интересно в том плане, что разные люди видят в одном и том же произведении разное. Выслушивая мнения других людей, всегда можно взглянуть на прочитанное другими глазами, открыть новые грани повествования, увидеть что-то, чего не увидел сам.

В общем, одна польза и никаких недостатков от такого клуба! 🙂

Следующая книга — «The Bone Clocks» Дэвида Митчела. Вышла в 2014 году. В русском переводе — «Простые смертные». Дэвид Митчел — британский писатель, по чьему произведению снят фильм «Облачный атлас». «Простые смертные» — книжка объёмная: в полтора раза длиннее «Американских богов». Уже купил в электронном виде, завтра начну читать.

5+

Пользователи, которым понравился этот пост:

  • Alex

Китайцы наступают

Вчера хозяин снимаемой мной квартиры поведал, что не исключает того, что вскоре может начать заниматься продажей здания. При этом отметил имеющийся тренд когда недвижимость в Бостоне скупают… китайцы-миллионеры. Один мой коллега, родом из Китая, купил некоторое время назад квартиру, заплатив всю сумму сразу. Это ж неслыханно! В Америке 99% населения покупает жильё в ипотеку. Интересно, откуда у выходцев из Поднебесной столько денег?..

Вот реально, китайцы медленно, но верно проникают во все сферы жизни. Как я недавно подсчитал, четверть населения Бостона — азиаты. Предпоследняя книжка, которую я прочитал, — китайского писателя. Дальний восток России, говорят, заселяют китайцы. Самих китайцев — в Китае — уже почти полтора миллиарда.

Я уж не говорю о том, что, наверное, как миниум половина всех вещей в моём доме сделана в Китае. Вот сейчас даже интереса ради окинул критическим взором стол, за которым сижу, печатая этот текст, и задался вопросом: какой процент предметов на этом столе сделан в Китае? Товарищи, практически сто процентов предметов сделано в Китае! Сейчас специально изучил каждый предмет на наличие надписи «Made in China». Монитор, клавиатура, мышка, смартфон, планшет, колонки, два светильника в виде цветков с иероглифами, набор карточек с прикольными вопросами для посиделок в компании и даже расчёска для усов — всё сделано в Китае! 😆 Это практически все вещи на моём столе! Я окружён китайскими вещами! 🙂 Хотя, я, вроде, не китаец. И не в Китае. И даже не близко от него.

Даже вот на этой ⇑ фотографии, охватывающей небольшой участок моего стола, запечатлены три предмета, сделанных в Китае — кусок монитора, китайские светильники и компьютерная колонка. Впрочем, не сомневаюсь, что все провода тоже сделаны в Китае. И вот та штора тигриной раскраски тоже, наверняка, сделана в Китае. Но бирки найти на ней не смог.

Короче, пора учить китайский.

6+

Пользователи, которым понравился этот пост:

  • Alex

Алчность — не порок

Недавно слушал какое-то российское радио по дороге на работу и услышал интересную мысль. А именно: «алчность — не порок». Ну или, если быть более точным, желание иметь больше денег — не порок. (Алчность — это всё-таки чрезмерное желание денег, принимающее болезненную форму, когда деньги становятся самоцелью.) Почему желать больше денег — нормально? Потому что деньги — это время. Время жизни человека. Одно напрямую транслируется в другое. Если чего-то хочется (а соответствие наших желаний нашим возможностям — ключ к счастью в этом мире), то, как правило, если есть много денег, то это можно получить сразу, а если денег нет, то придётся пахать. Возможно, много лет. И всё это время человек, живя завтрашним днём, не будет счастливым.

Время жизни — ограниченный ресурс. Поэтому, желая денег, человек на самом деле хочет не их (ведь деньги — всего лишь бумага), а времени. Времени, когда его возможности совпадают с его желаниями, и он чувствует себя счастливым. Стремление быть счастливым — в этом же нет ничего плохого.

2+

Как Гришковец съел собаку

В воскресенье сходил на выступление Евгения Гришковца в Бостоне со спектаклем «Как я съел собаку». Я даже не ожидал, что это настолько хорошо! Этот жанр можно назвать по-разному. В принципе, это похоже на очень длинный стендап с лирически-ностальгически-философским уклоном. Но скорее это всё же спектакль одного актёра. В котором этот актёр практически непрерывно говорит. Вот это меня всегда поражает — как можно так долго говорить, не сбиваясь, не забывая слова. Причём, если традиционный стендап это, как правило, от десяти минут до, максимум, часа, то «Как я съел собаку» длится ровно два часа без антракта! И состоит практически только из монолога, почти без пауз!

Казалось бы, спектакль продолжительностью два часа — серьёзное испытание не только для актёра, но и для зрителей. Но не в случае спектаклей Гришковца. Его удивительно легко слушать. Он рассказывает о жизни просто, понятно, но с юмором и без какого-либо морализаторства. И при этом умеет увидеть во всём этом глубину, нырнуть под поверхность обыденности… Это странным образом завораживает — когда через призму авторского восприятия совершенно банальные вещи начинают преобразовываться во что-то глубокое, философское и почти неизменно грустное, хотя и не без примеси надежды.

Гришковец для меня — однозначно открытие года. В принципе, он давно существовал на горизонте моих интересов, но в некоем «ждущем» состоянии. У меня есть его бумажная книга «Асфальт», которую я купил в Питере, в книжном магазинчике у выхода из станции метро «Гражданский проспект» и даже привёз с собой в Бостон (этого, кстати, удостаивается далеко не каждая книга; бумажные издания — это вам не электронная библиотека в планшете; они весят весьма заметно; особо с собой через океан не развозишься). Но до сегодняшнего дня я её так и не прочитал. Ну вот теперь точно прочитаю. А заодно постараюсь посмотреть что-то ещё из его творчества. До этого спектакля я смотрел только фильм «Сатисфакция», в котором Гришковец играет одну из двух главных ролей. Впечатления те же — монологи и диалоги о житейских вещах, которые очень просто и интересно слушать. В общем, мне очень нравится его стиль. Я считаю, что Евгений Гришковец — это вполне себе явление в современной театральной действительности, достойное пристального внимания в лучшем смысле этого слова.

К сожалению, Бостон по достоинству не оценил актёрскую и режиссёрскую работу автора — на спектакль пришло меньше половины зала. На глаз даже чуть меньше, чем на недавнее выступление Михаила Ефремова, которое, честно говоря, понравилось мне гораздо меньше «Собаки…». В спектакле Гришковца меня расстоили только два эпизода — про собственно собаку, в честь которой он назван и которую съели, «благодаря» моряку-корейцу, намеревавшемуся таким образом угодить своим сослуживцам в честь какого-то корейского праздника. И эпизод с убийством бабочки-махаона. Меня такие вещи всегда расстраивают. В целом же в основе сюжета лежит с одной стороны школьное детство героя, с другой — его служба на острове Русском, в составе Тихоокеанского флота России. По завершении спектакля зал аплодировал стоя!

Вот тут заметка в блоге самого Гришковца о выступлении в Нью-Йорке (которое состоялось накануне бостонского) и о приезде в Бостон:

21 мая.

2+

Дилемма программиста из глубинки

Прочитал на Хабрахабре интересную статью под названием «Каково это — быть разработчиком в России, когда тебе сорок». В ней речь о карьере одного программиста, моего ровесника, который, также как я, начинал с программирования на Бейсике и ассемблере на восьмибитном компьютере. Правда, для меня это был ZX Spectrum, а для него — «Микроша», советский восьмибитный компьютер на отечественной элементной базе. Но «Микрошу» я тоже помню — он был у моего троюродного брата, и я в конце восьмидесятых ездил через полгорода к нему специально для того, чтобы поиграть на «Микроше». 🙂

В отличие от меня, автор пытался и пытается строить карьеру в российской глубинке (конкретный город в статье, вроде, не называется). И результат, к сожалению, печальный. Автор, человек явно очень творческий, энергичный, интеллектуальный и открытый новому, долго пытался найти применение своим талантам в своём городе, но заканчивается всё беспросветным погружением в бюрократические джунгли российских государственных предприятий. Статья завершается эпической фоткой, иллюстрирующей то, чем вынужден теперь заниматься амбициозный в прошлом программист: перешнуровыванием каких-то производственных журналов из-за того, что они оказались прошнурованными через две дырки, а «по правилам» должны быть прошнурованы через три! Вот тебе, бабка, и Юрьев день! То есть, вот тебе и роботостроение, искусственный интеллект, большие данные, облака и прочие высокие технологии. Три дырки должно быть, а не две! И всё это, насколько я понимаю, за более чем скромные деньги. 🙁

Хотя, с другой стороны, результат, мне кажется, закономерный. И, возможно, даже не только для России. Я не уверен, что и в США, в каком-нибудь захолустном Арканзасе или Небраске программисту реально найти престижную, высокооплачиваемую работу. Высокие технологии естественным образом тяготеют к центрам цивилизации, к большим городам. И даже среди больших городов не все города равны в этом плане. Скажем, в США центр технического прогресса находится, как известно, в Кремниевой долине в Калифорнии. В других городах всё не настолько прогрессивно, как там. Хотя вот Бостон, кстати, наверное, исключение. Чего стоит Boston Dynamics, который, пожалуй, дальше всех во всём мире шагнул в области роботостроения.

Мне показалось, что автор размышляет о превратностях жизни разработчика в сфере ИТ, при этом по факту таковым не являясь. А являясь явно кем-то из руководящего звена (начальник отдела?). Как бы, никто не мешает сказать — я программист и буду только программировать и ничего сверх того. Другое дело, что зарплата, и без того невысокая, скорее всего снизится в этом случае до уровня «ниже плинтуса». Но зато останешься программистом. А за деньгами надо ехать в Москвопитер или за границу.

Вообще, у автора был выбор, и он сделал его, что и определило его дальнейшую судьбу. В какой-то период он переехал в Москву и работал там на вполне высокооплачиваемой, интересной и передовой работе. Но потом вернулся обратно на малую родину. Вот это и был ключевой момент. Малая родина — это, безусловно, здорово. С ней обычно связаны самые лучшие годы жизни человека. Но она такая какая есть. Если глобальные экономические тренды отводят ей роль захолустья, то можно хоть из кожи вон вылезти, но вряд ли что-то удастся в этом поменять. Если, конечно, ты не Пётр Первый и сам не создаёшь экономические тренды. Между родным городом и высокооплачиваемыми высокими технологиями автор сделал выбор (вполне мне понятный) в пользу своего города, поэтому надо принять его таким, какой он есть. И, возможно, пытаться найти себя в чём-то другом, раз в области ИТ так всё глухо в его краях. Как-то так.

0