Протест на Сенатской

Вчера гулял по центру Петербурга и на Сенатской площади (там, где «Медный всадник») случайно наткнулся на митинг в поддержку арестованного недавно Алексея Навального. По разным оценкам на нём присутствовало от 5000 до 20000 человек. Моя личная оценка — 10000 человек.

Мне показалось, что власть недооценила протестную активность, думая, что митинговать придёт раз в десять меньше людей. Потому что, хотя сначала ОМОН пытался что-то сделать с толпой — делить её на две части, оттеснять части друг от друга, — но когда в них полетели снежки, ОМОН полностью ретировался, и площадь была сдана на милость протестующих в силу явного численного преимущества.

На самом деле, митинга как такового не было, так как половину потенциальных выступающих арестовали ещё накануне, а вторая половина сама не захотела выступать, так как было очевидно, что сказать удастся максимум несколько слов, после чего отправишься в автозак. Поэтому весь митинг заключался в скандировании лозунгов. Из того, что я запомнил были следующие лозунги: «Навальный!», «Долой царя!», «Путин — вор!», «Отпускай!», «Свободу Алексею Навальному!», «Мы здесь власть!», «Один за всех и все за одного!»,  «Россия — не комната грязи!», «Аквадискотека!». Последние два лозунга — это отсылки на свежее расследование Навального про «дворец Путина».

Панорамное фото:

По поводу контингента. Хотя я видел на митинге и взрослых, и даже пожилых людей, но подавляющее большинство составляла молодёжь — на глаз от восемнадцати (и младше) до двадцати пяти лет.

Помитинговав на Сенатской площади минут сорок, протестующие двинулись на Невский. В районе Казанского собора я с ними расстался. Из СМИ знаю, что после этого часть собравшихся направилась на Марсово поле (куда их не пустили), вторая часть — по Невскому к площади Восстания, где уже ближе к вечеру имела место бóльшая часть задержаний.

Следующая фотка не моя, взята из интернета. Позволяет оценить масштабы.

Там вдали колонна не заканчивается, а заворачивает за угол — на Малую Морскую.

1+

Можно ли верить людям

СССР часто ругают за уравниловку. Действительно, она имела место. В Советском Союзе не было (или было крайне мало) живущих за чертой бедности, и точно так же не было миллионеров (разве что подпольные, как Корейко из «Золотого телёнка»). В современной России всё совсем не так. Диапазон материального благосостояния граждан расширился невероятно: от совершенно нищих бомжей до долларовых мультимиллиардеров, входящих во всякие там списки Форбс.

Мне недавно пришёл в голову вот какой аспект этой разницы между СССР и современной Россией. В советское время человек не мог обогатиться, не прибегая к каким-то нетрадиционным и/или незаконным методам. Предпринимательство не было привычной частью жизни советских людей. В теперешней России, так же как и в остальном мире, обогатиться принципиально возможно. Притом законно. Разумеется, открыть свой бизнес и суметь на нём что-то заработать, очень и очень непросто. Но как бы то ни было, такая возможность принципиально есть. В СССР её не было в принципе. К каким следствиям это приводит? Это приводит к разнице в личной мотивации каждого человека. Раньше человек знал, что что бы он ни делал и что бы ни говорил, действуя в рамках правого поля он не сможет существенно изменить своё благосостояние. Поэтому его слова и дела не были продиктованы фактором  корысти. А поэтому ему можно было верить. Ну, если быть более точным, вероятность того, что он говорит то, что действительно думает, была существенно выше. Например, если какой-нибудь депутат, выступая на каком-нибудь съезде, говорил, что, скажем, для развития сельского хозяйства такой-то области необходимо делать то-то и то-то, то был шанс, что он действительно так и думает и что им в самом деле движет забота о сельском хозяйстве этой области.

Сейчас всё совсем по-другому. Любой человек, живущий в нашем мире неокапитализма, всегда держит где-то глубоко внутри, на подкорке мысль о том, что можно и нужно стать богатым. То есть, у современных людей в определении их мотивации есть сильнейшая корыстная составляющая. Конечно, у всех разное соотношение различных мотиваций. Кому-то деньги важнее, кому-то важнее что-то иное (творчество, семья и т.д.). Но сам факт того, что общественный строй предполагает наличие реальной возможности личного обогащения, коренным образом влияет на мышление людей, на их поведение и слова. Поэтому когда сейчас тот же самый депутат говорит про то, что «для развития сельского хозяйства такой-то области необходимо делать то-то и то-то», он может исходить из совершенно других внутренних предпосылок, побуждений. Им может двигать совсем не то, что лежит на поверхности. Поэтому сейчас верить людям сложнее.

На мой взгляд, это довольно печально. Возможность верить людям — огромное преимущество любого строя с уравниловкой (это, конечно, не значит, что у такого строя нет недостатков; есть, и ещё какие). В современном мире у каждого человека глубоко внутри записана собственная корыстная повестка, никак не связанная с каким-либо благом для общества, в котором он живёт, а лишь с идеей улучшения собственной жизни. Это разъединяет нас и делает жизнь больше похожей на соревнование. В противоположность тому, как обстояли дела в СССР, где общество в целом стремилось к какой-то общей цели, направленной на благо всех, и врать не было смысла.

1+