Удивительный мир бобров в IT-конторе

Интересные у нас книжки лежат на журнальном столике в холле программистской конторы. 🙂 Видимо, чтобы приходящие на собеседование не скучали в ожидании приглашения и немного попросвещались про бобров. 😆

3+

Пользователи, которым понравился этот пост:

  • Alex

Рубикон «Организация», решающий проблемы с работай


Примечательное объявление. Во-первых, если судить по кавычкам, тут некий рубикон (имя нарицательное) имеет название «Организация». Мило, да? 🙂 Во-вторых, трудно не заметить прекрасный образчик тренда «как слышится, так и пишется» в виде слова «работай».

У меня вот есть подозрение, что подобная безграмотность объявления может быть совсем не безграмотностью, а осознанной акцией. Направленной на фильтрацию кандидатов. То есть на то, чтобы отделить грамотных от не очень грамотных. По тому же принципу действуют апологеты «нигерийского спама». В котором, как правило, содержится довольно много орфографических ошибок. Если человек грамотный, то повышается вероятность того, что он разберётся «что к чему» раньше времени, и развод не удастся. Поэтому таких стараются отфильтровывать. А в случае данного объявления, возможно, расчёт на то, что у неграмотного человека могут быть сложности с отстаиванием своих законных прав и интересов, а значит на нём можно попробовать как-то нажиться. А грамотные — и значит способные отстаивать свои права — на такое объявление не клюнут, поняв уровень этого рубикона.

Но может я и ошибаюсь, и эти объявления реально печатает малограмотный человек.

4+

Пользователи, которым понравился этот пост:

  • Alex

Белый шум в офисе

Одна очень классная тема в американских офисах — в них присутствует фоновый белый шум. Во всяком случае, во всех офисах, в которых я работал, было так. Есть разные варианты, объясняющие происхождение этого шума. Наиболее вероятным мне кажется тот, который определяет его источником систему вентиляции. Воздух по ней циркулирует, и получается такое тихое шипение, слышное повсюду в офисе. Но я слышал и другую версию, утверждающую, что белый шум создаётся специально, при помощи динамиков, расставленных в потолке. Как бы то ни было, но этот шум очень полезен, так как создаёт этакую аудиозавесу, за которой не слышно многих других звуков, которые в её отсутствие сами стали бы фоновыми и были бы хорошо слышны. Среди них: кликающие клавиатуры и мышки, звук из наушников коллег, разговоры в отдалении и т.п. Слова коллег, негромко разговаривающих между собой на расстоянии метров десяти, в таком офисе уже практически не слышны. И это очень удобно. Особенно когда у вас нет своего собственного кабинета с закрывающейся дверью.

Пять лет проработав в офисах с таким белым шумом (каково бы ни было его происхождение) я к этому очень привык. И вот работая сейчас в российском офисе, не имеющем такой звуковой завесы, я, честно говоря, испытываю сильное сожаление в связи с её отсутствием. Ну ладно когда работы особо нет, и целый день «куришь интернет», что называется. Но когда она есть, и сложная, лично для меня очень важна обстановка, позволяющая сосредоточиться. А вот эти вот всякие звуки не дают подобной обстановке возникнуть. Довольно досадное отличие российского офиса от американского.

4+

Пользователи, которым понравился этот пост:

  • Alex

И пришёл конец, или несмешно о смешном

 

Очередная прочитанная книга — «Then We Came To The End» by Joshua Ferris. Это первая книга, написанная данным автором. Её тема — офисная жизнь типичного американского офиса на примере компании, занимающейся созданием рекламы. Со всеми её интригами, приколами, особенностями и странностями. Когда я только выбирал, что бы прочитать, меня очень заинтересовала эта тема, ведь в офисах прошла (и продолжает проходить) весьма и весьма значительная часть моей жизни, мне это близко и знакомо.

Правда, я ожидал от книги немного не того, что я в итоге в ней увидел. Думал, это будет что-то очень весёлое наподобие фильма «Офисное пространство» или сериала «Офис». Ведь даже обложка книги явно имеет общие черты с постером «Офисного пространства». Эти вот жёлтые бумажки для заметок, например:

Но книга оказалась несколько в ином ключе. Собственно, красной нитью в сюжете проходит паническая боязнь всех героев быть уволенными. По-моему, автор хотя и пытался сделать книгу смешной, но его стиль, а также вот эта нависающая над каждым героем книги угроза лишиться работы, делают повествование подёрнутым дымкой грусти, сентиментальности, тревоги и даже откровенного страха. Отчего становится не совсем смешно даже там, где, вроде бы, должно было бы. Да и, собственно, некоторые элементы сюжета в принципе не смешные. Смертельное заболевание одного из героев, например. Или похищение и гибель дочери одной из сотрудниц офиса и то, как у неё чуть не съехала от этого крыша. Или эпизод, в котором один из уволенных приходит в офис с неожиданным визитом, который ставит всю компанию на уши. Я читал восторженные отзывы критиков об этом произведении, восхваляющие то, как оно невероятно смешно, и не понимал, как эти отзывы сочетаются с подобными довольно печальными и совсем не смешными эпизодами. По-моему, эта книга не столько «делает смешно» (чего от неё ожидаешь), сколько создаёт грустное впечатление об американском офисе как месте, в котором всё плохо, но не находиться в котором нельзя, так как нахождение в нём даёт средства к существованию. И с которым, несмотря на вынужденную природу нахождения там, по прошествии лет сродняешься, привыкаешь ко всем этим «лишениям» и даже начинаешь любить сам офис, его обитателей и образ жизни, связанный со всем этим.

Обречённость присутствует даже в названии книги, которое переводится примерно как «И тогда наступил конец». Подходящее название для юмористической книги, правда? 🙂

Ещё довольно необычна форма повествования, выбранная автором. Повествование ведётся от первого лица множественного числа. То есть от «нас». «Мы пошли», «мы решили», «мы обсудили» и т.д. И не совсем понятно, кто такие «мы». Такую форму я вижу впервые.  Причём, в одном месте — примерно в середине книги — автор ненадолго отходит от этой формы и переходит к обычному повествованию в третьем лице («он пошёл», «они решили» и т.д.). И на мой взгляд, в этом месте книга начинает звучать более естественно и менее гротескно. Всё ж таки не зря, наверное, такая форма является традиционной и общепринятой.

4+

Пользователи, которым понравился этот пост:

  • Alex

Чемпионат завершён

Только что завершился последний матч чемпионата мира по футболу в России. В финале схлестнулись Франция с Хорватией. Было много голов, и было очень интересно смотреть. В итоге чемпионом стала Франция. Второй раз в истории. Первый раз они выиграли чемпионат у себя дома в 1998 году.

В этот раз я чуть-чуть не угадал счёт. 🙂 Я предсказал победу Франции со счётом 4:3. В реальности они выиграли 4:2.

С прогнозом о судьбе российской сборной я тоже немного ошибся. Я полагал, что они вылетят в одной восьмой. Но вылетели в четвертьфинале.

Тематическая фотка с работы. Коллеги смотрят полуфинальный матч Хорватия — Англия в прошлую среду:

Футбол не особо популярен в США. Тем более, что в этом чемпионате американская сборная не участвует. Тем не менее, за этот месяц я видел трансляции матчей в публичных местах здесь и там. И даже на работе, как видим, можно было поболеть.

Закрывая тему хочу отметить качественную организацию турнира. Чемпионат был организован на высочайшем уровне, я считаю. Если не знать, что всё это происходило в России, можно было подумать, что играли где-нибудь в Европе, например. Высокое качество трансляций, прекрасные стадионы, отличная организация всего процесса — чемпионат проведён на мировом уровне. Браво!

Ну и поздравляю французов с победой! 🙂

3+

Начальство шикует

Про владельца компании, в которой я работаю, Патрика Хуан-Синьсян, написало вчера сетевое издание «РБК». Поводом стало закрытие сделки по покупке миллиардером газеты «Los Angeles Times».

Американская газета Los Angeles Times сменит владельца. Вместе с калифорнийским изданием The San Diego Union-Tribune, испанской Hoy и еще несколькими газетами у чикагской компании Tronc Inc. ее купит предприниматель Патрик Хуан Синьсян. Стоимость сделки составила $500 млн.

3+

Работа, погода

Позволю себе немного лытдыбра.

На днях моя текущая работа стала той, на которой я работаю дольше всего, побив рекорд 4 года 4 месяца, до того принадлежавший моей самой первой работе — в одном российском НИИ. По статистике в среднем я работаю по 2,5 года в каждой компании.

Сегодня в Бостоне обещают выпадение от 17 до 28 сантиметров снега и сильный ветер. Подозреваю, что офис будет пустой. Но я и не в такие снегопады до работы добирался. Прорвёмся. 🙂

4+

Пивная пятница

У нас на работе есть понятие «Beer Friday». По-русски — «пивная пятница». Каждую пятницу, в 16:30 все желающие собираются в «комнате отдыха» (англ. lounge) и, общаясь, употребляют пиво. Как правило, получается довольно весело. 🙂 Пиво самое разнообразное. У нас есть специальный человек, который на общественных началах занимается закупкой пива для пивных пятниц. Одна из его задач — разнообразить репертуар. И если он с ней справляется хорошо, то расслабляющейся перед выходными публике удаётся попробовать самое разное пиво, из разных стран и континентов. Эта традиция существует у нас с незапамятных времён: она была когда я пришёл в компанию в 2013 году и пережила даже покупку нашей компании другой компанией. Причём, если до этого судьбоносного события пивные пятницы оплачивались компанией, то после покупки новое руководство отказалось спонсировать пятничное веселье, и теперь это чисто инициатива рядовых сотрудников. Соответственно, каждый участвующий скидывается в размере двух долларов за каждую употреблённую бутылку или банку.

Собственно, я хотел привести фотку выше, чтобы продемонстрировать, что у нас бывает даже русское пиво! 🙂 Несмотря на все санкции и натянутость отношений. Впрочем, те, кто пробовали эту «Балтику 9», отзывались о напитке весьма негативно. И я с ними согласен. «Балтика 9» — это больше похоже на ёрш (пиво плюс водка), чем на классическое пиво. Очень крепко, не очень вкусно и позволяет быстро и эффективно напиться и (по желанию) начать дебоширить. Не напиток аристократии, сто пудов. 🙂 Впрочем, пиво как таковое вряд ли можно назвать аристократическим напитком, я полагаю.

3+

Пользователи, которым понравился этот пост:

  • Alex

Сокращение — маленькая смерть

Пока я прохлаждался в отпуске в России, на работе в Бостоне происходили драматические события: прошло масштабное сокращение. Каким-то чудом я уцелел. Сократили сорок человек — примерно треть бостонского офиса компании.

Это не первый раз когда в компании, в которой я работаю, проходит большое сокращение штатов. Похожая ситуация была у меня в 2002 году в Атланте, но только с маленьким отличием: в тот раз я оказался в числе сокращённых. И вот спустя пятнадцать лет мне представился случай ощутить, каково это — быть с другой стороны баррикад. 🙂 Ну что могу сказать, это спокойнее. Не надо панически думать о завтрашнем дне (что, правда, не отменяет дум о послезавтрашнем). Среди прочих сократили моего прямого начальника (engineering manager), который являлся своеобразным «защитным экраном», избавлявшим меня от необходимости взаимодействовать с «внешним миром», то есть с другими командами в нашей компании. Теперь приходится это делать. Что с одной стороны хорошо — больше общения, но с другой создаёт больше хлопот; и общение, в общем-то, исключительно по работе.

Я назвал пост «сокращение — это маленькая смерть» потому что у меня действительно есть такое ощущение. В Америке увольняют внезапно, без какого бы то ни было предупреждения: приходишь на работу и не можешь разлочить комп, так как пароль уже изменён. Остаётся только собрать личные вещи и под присмотром сотрудника отдела кадров (HR) покинуть территорию предприятия. И если между увольняемым и оставшимися не сложились за время работы дружеские (а не только профессиональные) отношения, то скорее всего они друг с другом больше не увидятся. И вот тогда возникает ощущение, что человек внезапно умер. Ещё вчера он был в офисе, ты с ним общался; может, вместе пили чай… И в рабочей электронной почте даже остались какие-то письма от него, требущие ответа. Но самого человека на работе сегодня уже нет, и всё, что он делал, осталось в подвешенном состоянии, и с этим придётся кому-то разбираться, пытаясь как-то завершить начатое ушедшим уволенным.

Слава богу, это всего лишь сравнение. Все люди живы. Я написал в фейсбуке двум уволенным сотрудникам, с которым тесно взаимодействовал по работе, попрощался, пожелал им удачи. Ведь я последний раз видел их перед отпуском. Ну а нам, «выжившим», теперь придётся дальше бороться за место под солнцем в нашей компании.

4+