Начальство шикует

Про владельца компании, в которой я работаю, Патрика Хуан-Синьсян, написало вчера сетевое издание «РБК». Поводом стало закрытие сделки по покупке миллиардером газеты «Los Angeles Times».

Американская газета Los Angeles Times сменит владельца. Вместе с калифорнийским изданием The San Diego Union-Tribune, испанской Hoy и еще несколькими газетами у чикагской компании Tronc Inc. ее купит предприниматель Патрик Хуан Синьсян. Стоимость сделки составила $500 млн.

1+

Работа, погода

Позволю себе немного лытдыбра.

На днях моя текущая работа стала той, на которой я работаю дольше всего, побив рекорд 4 года 4 месяца, до того принадлежавший моей самой первой работе — в одном российском НИИ. По статистике в среднем я работаю по 2,5 года в каждой компании.

Сегодня в Бостоне обещают выпадение от 17 до 28 сантиметров снега и сильный ветер. Подозреваю, что офис будет пустой. Но я и не в такие снегопады до работы добирался. Прорвёмся. 🙂

4+

Пивная пятница

У нас на работе есть понятие «Beer Friday». По-русски — «пивная пятница». Каждую пятницу, в 16:30 все желающие собираются в «комнате отдыха» (англ. lounge) и, общаясь, употребляют пиво. Как правило, получается довольно весело. 🙂 Пиво самое разнообразное. У нас есть специальный человек, который на общественных началах занимается закупкой пива для пивных пятниц. Одна из его задач — разнообразить репертуар. И если он с ней справляется хорошо, то расслабляющейся перед выходными публике удаётся попробовать самое разное пиво, из разных стран и континентов. Эта традиция существует у нас с незапамятных времён: она была когда я пришёл в компанию в 2013 году и пережила даже покупку нашей компании другой компанией. Причём, если до этого судьбоносного события пивные пятницы оплачивались компанией, то после покупки новое руководство отказалось спонсировать пятничное веселье, и теперь это чисто инициатива рядовых сотрудников. Соответственно, каждый участвующий скидывается в размере двух долларов за каждую употреблённую бутылку или банку.

Собственно, я хотел привести фотку выше, чтобы продемонстрировать, что у нас бывает даже русское пиво! 🙂 Несмотря на все санкции и натянутость отношений. Впрочем, те, кто пробовали эту «Балтику 9», отзывались о напитке весьма негативно. И я с ними согласен. «Балтика 9» — это больше похоже на ёрш (пиво плюс водка), чем на классическое пиво. Очень крепко, не очень вкусно и позволяет быстро и эффективно напиться и (по желанию) начать дебоширить. Не напиток аристократии, сто пудов. 🙂 Впрочем, пиво как таковое вряд ли можно назвать аристократическим напитком, я полагаю.

3+

Пользователи, которым понравился этот пост:

  • Alex

Сокращение — маленькая смерть

Пока я прохлаждался в отпуске в России, на работе в Бостоне происходили драматические события: прошло масштабное сокращение. Каким-то чудом я уцелел. Сократили сорок человек — примерно треть бостонского офиса компании.

Это не первый раз когда в компании, в которой я работаю, проходит большое сокращение штатов. Похожая ситуация была у меня в 2002 году в Атланте, но только с маленьким отличием: в тот раз я оказался в числе сокращённых. И вот спустя пятнадцать лет мне представился случай ощутить, каково это — быть с другой стороны баррикад. 🙂 Ну что могу сказать, это спокойнее. Не надо панически думать о завтрашнем дне (что, правда, не отменяет дум о послезавтрашнем). Среди прочих сократили моего прямого начальника (engineering manager), который являлся своеобразным «защитным экраном», избавлявшим меня от необходимости взаимодействовать с «внешним миром», то есть с другими командами в нашей компании. Теперь приходится это делать. Что с одной стороны хорошо — больше общения, но с другой создаёт больше хлопот; и общение, в общем-то, исключительно по работе.

Я назвал пост «сокращение — это маленькая смерть» потому что у меня действительно есть такое ощущение. В Америке увольняют внезапно, без какого бы то ни было предупреждения: приходишь на работу и не можешь разлочить комп, так как пароль уже изменён. Остаётся только собрать личные вещи и под присмотром сотрудника отдела кадров (HR) покинуть территорию предприятия. И если между увольняемым и оставшимися не сложились за время работы дружеские (а не только профессиональные) отношения, то скорее всего они друг с другом больше не увидятся. И вот тогда возникает ощущение, что человек внезапно умер. Ещё вчера он был в офисе, ты с ним общался; может, вместе пили чай… И в рабочей электронной почте даже остались какие-то письма от него, требущие ответа. Но самого человека на работе сегодня уже нет, и всё, что он делал, осталось в подвешенном состоянии, и с этим придётся кому-то разбираться, пытаясь как-то завершить начатое ушедшим уволенным.

Слава богу, это всего лишь сравнение. Все люди живы. Я написал в фейсбуке двум уволенным сотрудникам, с которым тесно взаимодействовал по работе, попрощался, пожелал им удачи. Ведь я последний раз видел их перед отпуском. Ну а нам, «выжившим», теперь придётся дальше бороться за место под солнцем в нашей компании.

4+