Как Гришковец съел собаку

В воскресенье сходил на выступление Евгения Гришковца в Бостоне со спектаклем «Как я съел собаку». Я даже не ожидал, что это настолько хорошо! Этот жанр можно назвать по-разному. В принципе, это похоже на очень длинный стендап с лирически-ностальгически-философским уклоном. Но скорее это всё же спектакль одного актёра. В котором этот актёр практически непрерывно говорит. Вот это меня всегда поражает — как можно так долго говорить, не сбиваясь, не забывая слова. Причём, если традиционный стендап это, как правило, от десяти минут до, максимум, часа, то «Как я съел собаку» длится ровно два часа без антракта! И состоит практически только из монолога, почти без пауз!

Казалось бы, спектакль продолжительностью два часа — серьёзное испытание не только для актёра, но и для зрителей. Но не в случае спектаклей Гришковца. Его удивительно легко слушать. Он рассказывает о жизни просто, понятно, но с юмором и без какого-либо морализаторства. И при этом умеет увидеть во всём этом глубину, нырнуть под поверхность обыденности… Это странным образом завораживает — когда через призму авторского восприятия совершенно банальные вещи начинают преобразовываться во что-то глубокое, философское и почти неизменно грустное, хотя и не без примеси надежды.

Гришковец для меня — однозначно открытие года. В принципе, он давно существовал на горизонте моих интересов, но в некоем «ждущем» состоянии. У меня есть его бумажная книга «Асфальт», которую я купил в Питере, в книжном магазинчике у выхода из станции метро «Гражданский проспект» и даже привёз с собой в Бостон (этого, кстати, удостаивается далеко не каждая книга; бумажные издания — это вам не электронная библиотека в планшете; они весят весьма заметно; особо с собой через океан не развозишься). Но до сегодняшнего дня я её так и не прочитал. Ну вот теперь точно прочитаю. А заодно постараюсь посмотреть что-то ещё из его творчества. До этого спектакля я смотрел только фильм «Сатисфакция», в котором Гришковец играет одну из двух главных ролей. Впечатления те же — монологи и диалоги о житейских вещах, которые очень просто и интересно слушать. В общем, мне очень нравится его стиль. Я считаю, что Евгений Гришковец — это вполне себе явление в современной театральной действительности, достойное пристального внимания в лучшем смысле этого слова.

К сожалению, Бостон по достоинству не оценил актёрскую и режиссёрскую работу автора — на спектакль пришло меньше половины зала. На глаз даже чуть меньше, чем на недавнее выступление Михаила Ефремова, которое, честно говоря, понравилось мне гораздо меньше «Собаки…». В спектакле Гришковца меня расстоили только два эпизода — про собственно собаку, в честь которой он назван и которую съели, «благодаря» моряку-корейцу, намеревавшемуся таким образом угодить своим сослуживцам в честь какого-то корейского праздника. И эпизод с убийством бабочки-махаона. Меня такие вещи всегда расстраивают. В целом же в основе сюжета лежит с одной стороны школьное детство героя, с другой — его служба на острове Русском, в составе Тихоокеанского флота России. По завершении спектакля зал аплодировал стоя!

Вот тут заметка в блоге самого Гришковца о выступлении в Нью-Йорке (которое состоялось накануне бостонского) и о приезде в Бостон:

21 мая.

2+

Как Гришковец съел собаку: 2 комментария

  1. Escaper Май 27, 2017 at 16:06

    Е.Гришковец: «Вылетаю из Бостона в Торонто. Бостон с утра дождит, если так, можно сказать. Дождь падает с большой высоты, небо для пасмурной погоды необычно высокое. Бостон мне и под дождем нравится. Замечательный город. Особенно после Нью-Йорка.»

    http://odnovremenno.com/archives/6803

  2. Escaper Май 27, 2017 at 17:15

    Большая статья Евгения Гришковца о Украине (4 сентября 2014).

    http://www.kp.ru/daily/26278.4/3155280/

    Е.Гришковец: «Я думаю, что сейчас проходит катастрофическая и жестокая операция по разрыву Украины и России. Эта страшная операция фактически уже завершена. Остались какие-то ниточки.

    Происходящее похоже на разъединение двух сиамских близнецов, которые друг без друга полноценно жить не смогут. Сейчас разрывают два организма, имеющих одну кровеносную систему. Это не один организм. Их два! Есть два отдельных сознания, два сердца, две души. Но кровеносные сосуды одни на двоих. Эта жуткая операция производится без наркоза и самыми грубыми инструментами. Кровеносные сосуды рвутся через жизни, семьи, дружбы, дела, связи, судьбы, историю, культуру. Рвутся, разрубаются с размахом. Крови очень много. Кровь общая. Боль зашкаливает. Опомниться никто не может.»

Добавить комментарий

Войти с помощью: